Чем отличается серебряный век от золотого

Литература начала XX века: 11 класс

Литература в ХХ веке претерпела множество изменений. Некоторые из них стали для будущих поколений уроком, другие – так и остались частью незаписанной истории.

Вопросы и задания

1. Каков смысл определения «Серебряный век»?

Серебряный век – это эпоха развития русской литературы с 1890 по 1910-е годы. Она ознаменовалась трагическими социальными и культурными событиями. Большая часть интеллигенции уехала за границу, а политически настроенные поэты, писатели и художники продолжали работать на родине. Они стремились к творческому и духовному преображению мира.

В это время были написаны одни из лучших произведений великих гениев литературы:

  • Толстой – «Живой труп», «Хаджи Мурат» и др.;
  • Чехов – «Дом с мезонином», «Человек в футляре», «Дама с собачкой» и др.;
  • кроме того, в это время еще были живы такие литераторы, как А.А. Фет, Я.П. Полонский, К.М. Фофанов.

В эпоху серебряного века не произошло серьезных художественных прорывов, однако отчетливо сформировались некоторые философские и политические течения.

2. Как Н. Оцуп различал «золотой» и «серебряный» века русской литературы?

Сперва стоит определиться, что такое золотой век. Это период жизни и творчества великих гениев русского слова, таких как Пушкин, Толстой, Достоевский (19 век). Серебряный век, как уже упоминалось, был «стиснут» всего в 3 десятилетия.

Сходства «золотого» и «серебряного» века:

  1. В произведениях 2 эпох было отчетливо заметно «чувство особой, трагичной ответственности за общую судьбу».

Различия Золотого и Серебряного века:

  1. Если в эпоху золотого века творческие люди были движимы «смелым провидением», то для серебряного характерно сознательное стремление изменить существующие миропорядок, создать гармоничные отношения между человеком и обществом.
  2. Серебряный век стал кризисным периодом не только для литературы и культуры в целом, но также не лучшим образом сказался на нравственном и моральном облике личности русского человека. Все больше господствовали идеи насилия и буржуазного практицизма.
  3. По И. Анненскому «Старые мастера» (деятели культуры Золотого века) были едины с природой, созерцали ее красоту в чистом виде, а его современники (писатели, поэты, художники серебряного века) мучились бессмысленностью собственного существования, были тяготимы собственным одиночеством.
  4. Для золотого века больше характерно творческое возрождение личности, а для серебряного – духовное.

Такие сходства и отличия наглядно демонстрируют суть происходивших событий.

3. Что сближало искания религиозных мыслителей рубежа веков?

Прежде всего, всех религиозных мыслителей сближала болезненная реакция на ожесточенную социальную борьбу. Они проповедовали идеи Добра, Красоты и Любви.

Кроме того, все неохристианские мыслители стремились объединить общество, воссоединиться связи между поколениями.

Общим для литературы рубежа веков стало равнение на творческую способность, которая способна за внешней реальностью найти глубокий внутренний смысл.

*4. Каковы истоки связей и различий между русской литературной классикой и художественной словесностью начала века?

Связь

Связь художественной словесности и классической литературы начала века определялась катастрофичным положением общества: основной его массы – крестьян, рабочих. Сторонниками революции поднимались вопросы свободы, тяжелого положения трудящихся масс, разоблачения «хозяев жизни».

В классической литературе в это время также обращается внимание на «измельчение жизни», потерю высоких духовных идеалов. Большинство литераторов и художников понимают необходимость творческого преображения мира. Вместе они: как творцы художественной словесности, так и классики стремились воссоздать утраченную связь между поколениями.

Различия

Различия художественной словесности и классической литературы кроются в различных целях этих направлений искусства. Классики стремились найти и воспеть истинную красоту вещей, природы и человека, духовно преобразить личность.

Деятели художественной словесности же пытались поднять на всеобщее обозрение проблемы простого народа, они не стремились открывать новые грани литературного искусства. Также их идеи отличались приобщением к религиозным идеям.

*5. Как сочетались трагические и оптимистические мотивы в литературе начала века?

Трагизм событий начала века для интеллигенции заключался в утрате дворянской культуры, в погружении в однообразное существование, в нравственном упадке общества. Это объяснялось необходимостью проявлять насилие, всеобщими человеческими страданиями.

Некоторые авторы узрели и оптимистичные события, происходивших в начале века. К примеру, Анненский говорит о появлении «тяги к творящему духу», которая появляется в результате страданий и размышлений.

Задание для самостоятельной работы

Прочитайте статьи И. Анненского «Бальмонт-лирик», «Три социальные драмы», подумайте, как в них раскрыта душа человека и своеобразие литературы начала века.

«Бальмонт-лирик»

В статье «Бальмонт-лирик» Анненский говорит о …

Чтобы ознакомиться с рассуждениями по статьям Анненского, перейдите, пожалуйста, по ссылке: http://decadenz.ru/publ/studentu/po_statjam_annenskogo_balmont_lirik_i_tri_socialnye_dramy/2-1-0-172

Источник: http://decadenz.ru/publ/shkolniku/literatura/literatura_nachala_xx_veka_11_klass/8-1-0-167

Золотой и Серебряный век русской литературы

Этот период расцвета русской литературы относится в 19 веку. Исторический период, в котором сформировалась литература Золотого века, был насыщен переломными моментами и существенными социальными и историческими изменениями. Это Отечественная война 1812 года, знаменитое восстание декабристов, реформы императора Александра II и долгожданная отмена крепостного права.

Таланты, которые принес Золотой век русской и мировой литературе, настолько разнообразны, что о творчестве каждого можно говорить часами. Это и гениальный Пушкин, лирика которого до сих пор не имеет аналогов, мятежный Лермонтов и Некрасов, таинственный Гоголь, произведения которого полны нравственных и остро социальных вопросов.

Это выдающийся писатель Толстой, чье произведение «Война и мир» стало знаменитым на весь мир и гений Достоевский, сумевший изменить течение мировой литературы. Все эти имена известны каждому школьнику и каждому взрослому. Литература Золотого века создала не только фундамент русской классической литературы, она определила ее развитие и дальнейшее становление.

Серебряный век русской литературы

Период, к которому относят Серебряный век литературы, наполнен противоречиями и революционным настроением. Неоднозначное начало 20 века и все события, которые произошли в эту переломную эпоху, изменили все сферы жизни народа. Это касалось и литературы, которая не просто преобразилась, но и полностью изменилась и приняла другие формы.

Две революции сделали революцию в прозе и лирике — благодаря этому образовались новые литературные направления и течения. Символизм и футуризм оставили неизгладимый след в литературе Серебряного века. Блок, Гумилев, Ахматова, Маяковский, Цветаева, Брюсов — имена гениальных творцов Серебряного века можно перечислять долго, и творчество каждого заслуживает пристального внимания.

Эстетические и нравственные ценности

Каждая их эпох преподносила литературному процессу различные направления. И те ценности, которые писатели закладывали в свои произведения, значительно отличались.

Менялись обстоятельства и менялись взгляды на окружающий мир и на жизнь, соответственно — менялась и литература.

Благодаря двум ярко выраженным периодам расцвета в русской литературе мы видим, как трансформировались эстетические взгляды и нравственные ценности.

Золотой век русской литературы — это романтизм, подкрепленный реализмом, это поиск нравственной глубины человека, поиск личности человека и его душевных чувств.

Те ценности, которые были присущи литературе Серебряного века, показывают то, насколько поменялось мировоззрение людей.

Глубины человеческого «я» значительно переосмысляются, и поэты Серебряного века смотрят на человека и его отношение к жизни с совершенно разных сторон.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Проблема преемственности в литературе XIX–XX веков: новое осмысление
Следующая тема:   Трагизм судьбы русской литературы XIX века в XX веке: изменения

Источник: http://www.nado5.ru/e-book/zolotoi-i-serebryanyi-vek-russkoi-literatury

Золотой и серебряный век в литературе по М.И. Веллеру

«Чемпионы в беге на сто и на десять тысяч метров — всегда разные люди. Нельзя быть самым сильным и самым изящным одновременно.

Гиганты Золотого века наворотили горы и проторили дороги: создали литературный ландшафт. А потомкам в нём жить. От вздохов слетают перламутровые пуговицы с батистовых сорочек.

Следуя классику — ты эпигон. Уязвленные сравнением гении обратились к парковому искусству. Ты столбишь свой участок, планируешь террасу, над запрудой ручья разливается озеро, и берега усажены розовыми кустами.

Настаёт Серебряный век.

Аристократические предки были здоровенными бандюганами, сморкались на пол, жрали руками, читать не умели, а умели мигом своротить набок любое не понравившееся рыло и отобрать кучу денег у всех, кто слабее. Гордящиеся рыцарской родословной потомки ценили изящество манер, владение этикетом и белую кожу маленьких рук и ног — отличие от мужланов.

Аристократы Серебряного века гордятся эстетикой отточенного стиля, небанальностью языковых фигур, отполированным срезом психологического анализа: ум едок, образование изощрённо, мастерство доведено до эквилибристики.

Это напоминает первого и пресыщенного любовника света по сравнению с первым ухарем-жеребцом деревни: благоухает, распаляет тонкой игрой и владеет ста способами, но сам знает, что шесть раз подряд доставая и со звоном ему не под силу.

Золотой век больше ценит креативность — Серебряный блеск.

Забавная вещь: Серебряный признаёт превосходство Золотого, более того — декларирует его как уже недостижимое, олимпийское, утверждаясь в причастности и верности великим вершинам.

Но мерить эти вершины норовит собственной линейкой, отыскивая и объявляя блеск формы там, где его и не требовалось, не подразумевалось. Тошнотворную корявость языка Достоевского норовят объявить стилем: раз великий писатель — значит, блестящий стилист.

Первый русский роман «Евгений Онегин» хотят видеть вершиной поэтической формы — Великий Национальный Поэт не мог не писать исключительно гениальную поэзию.

Неважно, что стихи эти намеренно просты и заземлены, что Пушкин создал в русской поэзии нормальную человеческую интонацию — в отрицание и противопоставление интонации «высокой и поэтической»: пафосной, патетичной, «высокоромантичной», тяжеловесно-классицистской.

«Гениальная простота»? Даём упор на «гениальная», а это значит — ищи сотню потайных днищ.

Гениальность была в том, чтобы до этого додуматься, на это решиться, пойти поперек традиции, снискав на свою голову единодушное порицание современной ему критики: увы, мол, падение, образец низкого стиля, примитив, где-где оно, романтическое очарование ранних поэм.

Форма-то проста — вот ввести её было непросто, утвердить её. Э нет, говорит Серебряный: раз гений — ищи, гениальность в самой форме. И поколения школьников злобно учатся лицемерию и конформизму, ломая головы: да что же гениального в онегинской строфе?

Да ничего. Обычный размер, обычные слова в обычных сочетаниях, обычная система рифмовки, и рифмы в основном примитивные. И нет в «Онегине», строго говоря, никакой поэзии, а есть проза, изложенная в «застихотворенной» форме. И считался Пушкин современниками не первым, а третьим поэтом эпохи — после Крылова и Жуковского.

Вот только после Пушкина стало невозможным писать так, как раньше: неестественно, выспренне, тяжело, с романтичными красивостями. Был предъявлен эталон и вбит на дороге, как верстовой столб: отсюда отмеряй движение.

И никогда француз, испанец, немец, англичанин не поймут: ну что гениального в этой истории про любовь и незадачливость скучающего аристократа? И где глубина мысли, и где оригинальность чего бы то ни было? Ну, банальная история, изложенная заурядными стихами. И предъявят образцы из своих литератур — которые были раньше «Онегина», и оригинальнее бывали, и глубже, и с блеском. И будут, заметьте, почти совсем правы.

Читайте также:  Чем отличается алмаз от графита

Любой нормальный поэт может сейчас написать второго «Евгения Онегина». И славы не стяжает. И гением его никто не назовет. Потому что второй даже — это уже не второй, а один из множества, а значение имеет только первый. Любой дурак учил в школе теорему Пифагора, а вот создал её гений.

То есть. Не ищите в гиганте гения формы и даже гения мысли. Гений гиганта в том, что многие, вроде бы, так могли — но сделал то, чего раньше не было, именно и только один он. И после него стало не так, как раньше. В литературе — так.

Золотой — плавит руду и отковывает клинок. Серебряный — шлифует и наносит узор. Не пытайтесь объявлять Золотого гением шлифовки! С него и своих достижений хватит.

В веках остаются Золотые — владеют они шлифовкой или нет. Креативность, создание новых миров, — вот базовая суть Искусства. Корявость простят и даже могут научиться не видеть, и даже объявлять «такой шлифовкой». А вот созидательную низкопотентность никакой шлифовкой не возместить.

Мысль, образ, нерв, мир — суть литературы».  

Веллер М.И., Эстетика энергоэволюционизма, М., «Аст», 2010 г., с. 369-371.

Источник: http://vikent.ru/enc/3890/

Серебряный век и его особенности

Серебряный век — это не хронологический период. По крайней мере не только период. И это не сумма литературных течений. Скорее понятие «Серебряный век» уместно применять к образу мышления.

Атмосфера Серебряного века

В конце девятнадцатого — начале двадцатого века Россия переживала интенсивный интеллектуальный подъём, особенно ярко проявившийся в философии и поэзии. Философ Николай Бердяев (о нём читайте здесь) называл это время русским культурным ренессансом.

По словам бердяевского современника Сергея Маковского, именно Бердяеву принадлежит и другое, более известное определение этого периода — «Серебряный век». По другим данным, словосочетание «Серебряный век» было впервые употреблено в 1929 году поэтом Николаем Оцупом.

Понятие это не столько научное, сколько эмоциональное, вызывающее тут же ассоциации с другим коротким периодом истории русской культуры — с «золотым веком», пушкинской эпохой русской поэзии (первая треть XIX века).

«Сейчас с трудом представляют себе атмосферу того времени, — писал о Серебряном веке Николай Бердяев в своей «философской автобиографии» «Самопознание».

— Многое из творческого подъёма того времени вошло в дальнейшее развитие русской культуры и сейчас есть достояние всех русских культурных людей. Но тогда было опьянение творческим подъёмом, новизна, напряжённость, борьба, вызов. В эти годы России было послано много даров.

Это была эпоха пробуждения в России самостоятельной философской мысли, расцвет поэзии и обострение эстетической чувственности, религиозного беспокойства и искания, интереса к мистике и оккультизму.

Появились новые души, были открыты новые источники творческой жизни, видели новые зори, соединяли чувство заката и гибели с надеждой на преображение жизни. Но всё происходило в довольно замкнутом кругу…»

Серебряный век как период и образ мышления

Искусство и философия Серебряного века отличались элитарностью, интеллектуализмом. Поэтому нельзя отождествлять всю поэзию конца XIX — начала XX века с Серебряным веком. Это более узкое понятие.

Иногда, правда, предпринимая попытку определить сущность идейного содержания Серебряного века через формальные признаки (литературные течения и группировки, социально-политические подтексты и контексты), исследователи ошибочно смешивают их.

На самом деле в хронологических границах этого периода сосуществовали самые различные по происхождению и эстетической направленности явления: модернистские течения, поэзия классической реалистической традиции, крестьянская, пролетарская, сатирическая поэзия… Но Серебряный век — это не хронологический период. По крайней мере не только период.

И это не сумма литературных течений. Скорее понятие «Серебряный век» уместно применять к образу мышления, который, будучи характерным для художников, которые при жизни враждовали между собой, в конечном счёте слил их в сознании потомков в некую неразделимую плеяду, формировавшую ту специфическую атмосферу Серебряного века, о которой писал Бердяев.

Поэты Серебряного века

Имена поэтов, составивших духовное ядро Серебряного века, всем известны: Валерий Брюсов, Фёдор Сологуб, Иннокентий Анненский, Александр Блок, Максимилиан Волошин, Андрей Белый, Константин Бальмонт, Анна Ахматова , Николай Гумилёв, Марина Цветаева, Вячеслав Иванов, Игорь Северянин, Борис Пастернак, Георгий Иванов и многие другие.

В наиболее концентрированном виде атмосфера Серебряного века получила своё выражение в первые полтора десятилетия двадцатого века. Это был расцвет литературы русского модерна во всём многообразии его художественных, философских, религиозных поисков и открытий.

Первая мировая война, Февральская буржуазно-демократическая и Октябрьская социалистическая революции отчасти провоцировали, отчасти формировали этот культурный контекст, а отчасти были спровоцированы и сформированы им.

Представители Серебряного века (и русского модерна в общем) стремились к преодолению позитивизма, отказу от наследия «шестидесятников», отрицали материализм, равно как и идеалистическую философию.

Поэты Серебряного века стремились преодолеть также и попытки второй половины XIX века объяснять поведение человека социальными условиями, средой и продолжали традиции русской поэзии, для которой человек был важен сам по себе, важны его мысли и чувства, его отношение к вечности, к Богу, к Любви и Смерти в философском, метафизическом смысле. Поэты Серебряного века и в своём художественном творчестве, и в теоретических статьях и высказываниях подвергали сомнению идею прогресса для литературы. Например, один из ярчайших творцов Серебряного века, Осип Мандельштам писал, что идея прогресса — «самый отвратительный вид школьного невежества». А Александр Блок в 1910 году утверждал: «Солнце наивного реализма закатилось; осмыслить что-либо вне символизма нельзя». Поэты Серебряного века верили в искусство, в силу слова. Поэтому для их творчества показательно погружение в стихию слова, поиск новых средств выражения. Они заботились не только о смысле, но и о стиле — для них был важен звук, музыка слова и полное погружение в стихию. Это погружение привело к культу жизнетворчества (неразделимости личности творца и его искусства). И почти всегда в связи с этим поэты Серебряного века были несчастны в личной жизни, а многие из них плохо кончили.

Источник: http://www.chaskor.ru/hub/serebryanyj_vek_i_ego_osobennosti_19981

«Золотой и Серебряный века русской литературы». Часть 1. Краткие итоги

23 апреля «Дом антикварной книги в Никитском» провел первую часть торгов «Золотой и Серебряный века русской литературы. Редкие книги, рукописи, автографы, документы и фотографии из частного собрания». Каталог, содержащий 473 лота, охватывал издания русской классической литературы с начала XIX до первой половины XX века.

Особого внимания заслуживают многочисленные прижизненные издания и автографы А. Ахматовой, А. Белого, С. Есенина и др.

Вообще, в этот раз устроителям аукциона, похоже удалось собрать для этих торгов редкие издания практически всех авторов, имена которых мы знаем со школы и творчество которых является визитной карточкой и доказательством величия русской культуры. Чего стоит один только стринг книг А. С. Пушкина из 18 лотов, включающий в себя редкие прижизненные издания.

Или 6 лотов, связанных с жизнью и творчеством В. А. Жуковского, в том числе чек на десять тысяч франков с автографом Жуковского от 28 февраля 1848 года от банка Ротшильдов, выписанный для получения средств на издание собрания сочинений А. С. Пушкина (лот 9).

Среди топ-лотов аукциона устроителями называлось и первое иллюстрированное издание басен И. А. Крылова 1815 года, в конволюте с книгой «Новые басни И. Крылова» 1816 года (лот 4).

А еще — 30 лотов есенианы, 24 — изданий и автографов Ахматовой, 29 лотов Блока, 23 — А. Белого, Бунин, Бальмонт, Булгаков и далее по списку (каталог заканчивается изданиями авторов, чья фамилия начинается с буквы «К»).

Выбиваются из этого ряда лоты, связанные с жизнью и творчеством не только писателей, но и художников — Д. Бурлюка, М. Волошина, Н. Гончаровой.

Естественно, такая подборка не могла пройти незамеченной, и люди начали собираться в аукционном зале здания аукционного дома в Никитском переулке уже за полчаса до начала торгов. А к старту, к семи часам вечера, в зале был аншлаг — более четырех десятков человек. Еще более 20 потенциальных покупателей зарегистрировались для участия в онлайн-торгах.

Кроме того, было необычно много участников на телефонах и большое количество (183) заочных ставок. В итоге продан 291 (61,65 %) из 472 лотов каталога более чем на 9 миллионов рублей (60,59 % среднего эстимейта).

Отличный результат для этой весны! Наибольшую активность проявил зал, забравший 137 лотов, на втором месте — заочные биды, оказавшиеся успешными 119 раз, 27 лотов ушли по телефону, 8 — достались онлайн-покупателям.

Первая серьезная покупка (она же рекордная для вечера) состоялась в самом начале торгов. За конволют из двух изданий басен И. А. Крылова (лот 4) торговались сразу три участника — из зала, по телефону и заочно.

Торг начался со 100 000 рублей; претендентам потребовалось более десяти шагов, чтобы решить кому и за какую цену достанутся басни.

Самым упрямым оказался участник в зале, который и получил вожделенный конволют за 440 000 рублей.

После басен Крылова и стринга документов и изданий В. А. Жуковского, в котором были проданы 3 из 6 лотов, настала очередь поторговаться за книги А. С. Пушкина. Из 18 лотов раздела пушкинианы 15 книг нашли новых владельцев.

Самыми дорогими оказались лоты 21 — первое и единственное издание поэмы Пушкина «Полтава» 1829 года и 24 — третье и последнее прижизненное миниатюрное издание «Евгения Онегина» 1837 года.

Обе книги ушли по старту в 350 000 рублей каждая по заочной ставке.

Настоящее сражение развернулось за «Стихотворения барона Дельвига» 1829 года (лот 36) — первую и единственную вышедшую при жизни поэта книгу, составленную и подготовленную к печати лично автором. Покупатель в зале начал торги с заочной ставкой с 80 000 рублей.

То, что участник в зале так просто не отступит, стало ясно довольно скоро, но и заочная ставка, как оказалось, тоже была рассчитана не на авось, а на серьезную борьбу. Ставки бодро следовали одна за другой, и все-таки владельцу заочного бида пришлось уступить, когда участник в зале предложил за книгу 420 000 рублей, в пять с лишним раз больше стартовой цены.

Читайте также:  Чем отличаются рептилии от земноводных

Интересно, чем закончилось бы это «выяснение отношений», если бы проигравший участник не положился на заочную ставку, а торговался бы лично?

Одним из самых результативных, когда цена продажи превысила старт ровно в десять раз, стал торг за книгу А. М. Полторацкого «Провинциальные бредни и записки Дормедонта Васильевича Прутикова» 1836 года издания (лот 46). За лот боролись заочная ставка, телефон и три участника в зале. Книга досталась победителю в зале за 300 000 рублей с заочного старта в 30 000.

В полном составе с молотка ушли небольшие (по 5 лотов) подборки изданий Н. А. Некрасова и С. Надсона.

(Еще в 1912 году, через 25 лет после смерти Надсона, Игорь Северянин довольно обидно писал о нем: «Я сам себе боюсь признаться, / Что я живу в такой стране, / Где четверть века центрит Надсон…

» Стало быть, и сегодня есть у него поклонники!) Почти все эти лоты были распроданы с многошаговым торгом и большей частью ушли в зал.

«Величайшая редкость — вышедшая “не для продажи” тиражом 50 экземпляров» — книга стихов Аполлона Майкова «30 апреля» 1888 года издания (лот 62). Со старта в 120 000 рублей по заочной ставке, лот достался победителю в зале за 360 000 рублей.

С интересом и даже энтузиазмом был встречен разделы изданий и автографов Анны Ахматовой, в котором было продано 16 из 24 лотов, Сергея Есенина — 18 из 30 лотов, Валерия Брюсова — 7 из 9. В полном составе — 15 из 15 лотов (с 265-го по 278-й) — разошлись издания И. А. Бунина.

С превышением стартовых цен в 3–5 раз с молотка ушли все семь лотов (279–285), связанные с жизнью и творчеством Давида Бурлюка.

За 160 000 рублей со старта в 100 000 по заочной ставке была продана в зал книга М. Цетлина 1920 года «Прозрачные тени» с иллюстрациями Н. Гончаровой и ее автографом на обложке.

Активно торговались за издания Кручёных, Зощенко, Куприна и других.

Аукцион прошел в четком, бодром темпе: почти на 500 (!) лотов ведущей потребовалось всего 2 часа 20 минут. Дому «В Никитском» удалось провести всё без организационных накладок и сбоев каналов связи (если не считать пары небольших пауз, когда подвисала система онлайн-торгов).

Люди расходились улыбаясь, по ощущениям, вполне довольные. Думается, не менее довольными должны себя чувствовать и устроители, организовавшие себе и всем присутствующим настоящий литературный праздник.

Вчера, 24 апреля в аукционном зале «Дома антикварной книги в Никитском» любителей русской литературы и уникальных изданий ждало «продолжение банкета» — еще более 400 лотов библиографических редкостей, связанных с именами Маяковского, Цветаевой, Пастернака и многих других первых имен русской литературы. Аукцион уже состоялся и, забегая вперед, могу посочувствовать тем, кто вчерашний вечер провел не в Никитском переулке. Много потеряли, господа!

Мария Кузнецова, AI

Источник: https://artinvestment.ru/invest/russia/20140425_nikitsky.html

Золотой и Серебряный век русской культуры

Характеристика атмосферы времени

Очевидна была необходимость перемен, перестройки. В России противоборствовали 3 основные политические силы: защитники монархизма, сторонники буржуазных реформ, идеологи пролетарской революции.

Выдвигались, соответственно, различные варианты программы перестройки: «сверху», средствами «самых исключительных законов», приводящих «к такому социальному перевороту, к такому перемещению всех ценностей…, какого ещё не видела история» (А.П. Столыпин), и «снизу», путём «ожесточенной, кипучей волны классов, которая называется революцией» (В.И.

Ленин). Средствами первого пути, например, были манифест 17 октября 1905 г., учреждение Думы. Средствами второго – теоретическая подготовка революции и террор.

Характеристика духовной культуры.

В духовной жизни России отразились и социальные противоречия эпохи, и противоречия русской общественной мысли. В обществе возникает чувство некоего катастрофизма времени, завершенности культуры.

Эта мысль определила пафос многих произведений философов идеалистического направления, писателей-символистов.

На этой почве в литературе и искусстве возникают апокалиптические мотивы завершённости мира.

О том, как воспринималось и оценивалось это время можно судить по названиям популярных тогда философских книг: «Вырождение» (Макс Нордау, 1896), «Закат Европы» (Отто Шпенглер, 1918 – 1922).

Появляется так называемая «философия пессимизма», у истоков которой стоял А. Шопенгауэр. Он писал: «Мир порождён некой слепой волей, которая непредсказуема. Сущность мира – страдание».

Макс Нордау («Вырождение») говорил: «Целый период истории, видимо, подходит к концу и начинается новый. И все традиции подорваны и между вчерашним и завтрашним днем не видно связующего звена…Господствовавшие до сих пор воззрения исчезли или изгнаны, как свергнутые с престола короли…».

Поэт и философ Д.С. Мережковский ещё в 1893 г.

в работе «О причинах упадка и новых течениях современной русской литературы» писал о приметах грядущего перелома во всех областях жизни: «Наше время должно определить двумя противоположными чертами – это время самого крайнего материализма и вместе с тем самых страстных идеальных порывов духа. Мы присутствуем при великой многозначительной борьбе двух взглядов на жизнь, двух диаметрально противоположных миросозерцаний. Последние требования религиозного чувства сталкиваются с последними выводами опытных знаний».

Время рубежа веков было временем внедрения в сознание русского общества различных философских идей, направлений, течений. Идеи обновления христианского сознания были созвучны языческим по сути идеям Ф.

Ницше с его обличением христианства как помехи на пути личности к её сверхчеловеческому состоянию «с переоценкой ценностей», его учением «о воле и свободе», с отказом от морали, от Бога («Бог умер!»).

то есть, по Ницше, упадок связан с кризисом христианства, вместо богочеловека нужен новый «сверхчеловек», для которого не существует «старая» мораль.

Но в то же время эпоха представляется и временем некоего ренессанса, духовного обновления, культурного подъёма. Важнейшей особенностью времени становится сближение философии и литературы в осмыслении роли духовного начала в жизни общества. Наступление новой эпохи в жизни русского общества признаётся представителями самых различных и идейных и художественных течений.

Золотой и Серебряный век русской культуры.

Подъём общественных и духовных интересов, который начался с середины 90-х гг. и проявился в области философии, литературы, изобразительных искусств, музыки, театра, балета позволил современникам говорить о «духовном возрождении» России, о наступившем Серебряном веке русской культуры.

Если следовать знаменитой формуле А. Григорьева «Пушкин – наше всё!», то и этимологию устоявшегося сочетания СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК (С.В.)стоит поискать именно в этом классическом периоде, который называли пушкинской эпохой или ЗОЛОТЫМ ВЕКОМ русской литературы.

Однако, в отличие от него, С.В. не может быт назван чьим-то одним – пусть даже великим – именем; его поэтику решительно невозможно свести к творчеству одного, двух или даже нескольких мастеров слова.

В том-то и особенность данного периода, что в нем жили и творили поэты, представляющие многие литературные течения, исповедующие разные поэтические принципы. Иногда они затевали яростную полемику, предлагая различные способы постижения бытия.

Но каждый их них отличался необычайной музыкой стиха, оригинальным выражением чувств и переживаний лирического героя, устремленностью в будущее.

И всё же откуда появилось это название – Серебряный век? В 1933 г. для обозначения поэзии русского модернизма дал поэт Н.А. Оцуп в своей статье «»Серебряный век» русской поэзии» (журнал «Числа», кн. 7-8, Париж, 1933, с.

174-178): эпоху Пушкина, Достоевского, Толстого (XIX век) он уподобил завоеваниям Данте, Петрарки, Боккаччо и назвал отечественным «золотым веком».

Последовавшие за ним «как бы стиснутые в три десятилетия явления, занявшие, например, во Франции весь XIX век и начало XX», именовал «серебряным веком» (ныне пишется без кавычек, с большой буквы).

Важно уяснить, что речь идёт именно о явлении русской культуры, основанной на глубинном единстве всех её творцов. С.В. – не просто набор русских поэтических имен.

Это особое явление, представленное во всех областях духовной жизни России, эпоха, отмеченная необычайным творческим подъёмом не только в поэзии, но и в живописи, музыке, театральном искусстве, в гуманитарных и естественных науках.

В тот же период бурно развивается русская философская мысль: достаточно назвать В. Соловьева, П. Флоренского, Н Бердяева, Е. и С.Трубецких.

К этому списку можно добавить имена ученых, чьи достижения дали заметный толчок к дальнейшему развитию науки – А. Попов, И. Павлов, С. Вавилов.

Настроение всеобщего культурного подъёма нашло глубокое, проникновенное отражение в творчестве композиторов – С. Рахманинова, А. Скрябина, И. Стравинского.

Принципиально изменились способы воспроизведения художников. М. Врубель, И. Репин, М. Нестеров, В. Борисов-Мусатов, К. Перов-Водкин создали полотна, говорившие с публикой на новом языке.

На сцене творили В. Комиссаржевская, Вас. Качалов, Ф. Шаляпин, А. Павлова; К. Станиславский создал современный репертуарный театр, позже блистал Вс. Мейерхольд.

Это время роста городов, убыстрения процесса жизни. Одни восхищались городом (Брюсов, Северянин, футуристы):

Я люблю большие дома

И узкие улицы города, —

В дни, когда не настала зима,

А осень повеяла холодом.

…………………………….

Город и камни люблю,

Грохот его и шумы певучие, —

В миг, когда песню глубоко таю,

Но в восторге слышу созвучия.

Брюсов В.Я

Другие видели в росте городов угрозу национальным традициям, национальной душе (Блок, Белый):

Век девятнадцатый, железный,

Воистину жестокий век!

Тобою в мрак ночной, беззвёздный

Беспечный брошен человек!

Но

Двадцатый век… Ещё бездомней.

Ещё страшнее жизни мгла…

Блок А.А.

Сквозь пыльные, желтые клубы

Бегу, распустивши свой зонт.

И дымом фабричные трубы

Плюют в огневой горизонт.

Белый А.

Человеку неуютно, тревожно жить в мелькающих обстоятельствах.

В литературе рассказы выходят на первый план: людям «некогда» писать и читать большие по объему произведения.

Эпоха рубежа веков была временем величайших открытий в области естественных наук, прежде всего математики и физики (теория относительности, квантовая теория и др.), которые поколебали прежние представления о строении мира.

Вселенная казалась философам-идеалистам непостижимым хаосом. Кризис прежних научных представлений трактовался как крушение возможностей интеллектуального познания, не способного охватить сложность мироздания.

Блок назвал это «водоворотом эпохи».

Человек ощущает себя причастным к мировому круговороту. Отсюда чувство страха, жажда смерти, чувство тревоги, жизнь иссякает в своих источниках.

Модернизм и реализм.

Все это не могло не отразиться на литературе. Для эпохи рубежа XIX – XX веков характерны переход от классической художественности к неклассической, взаимодействие реализма и модернизма.

Модернисты отстаивали особый дар художника, способного прогнозировать тип новой культуры. Откровенная ставка на предвосхищение грядущего или даже на преображение мира средствами искусства был чужда реалистам. Нои, однако, отразили внутреннее человеческое влечение к гармонии, к красоте, к созидательному чувству.

Читайте также:  Чем отличается мэр от губернатора

Применительно к данному периоду литературы употребляется два термина: «декаданс»и «модернизм», которые не следует путать.

Термином «декаданс» («декадентство»), (от лат.

«упадок») принято называть явление в культуре конца XIX – начала XX веков, характеризующееся оппозицией к общепринятой «мещанской» морали, культом красоты как самодовлеющей ценности, сопровождавшимся нередко эстетизацией греха и порока. Декаданс был вызван состоянием безнадёжности, неприятия общественной жизни, стремлением уйти в узколичный мир.

Термин «модернизм» (от франц. «новейший, современный») в широком смысле представляет собой общее обозначение явлений искусства и литературы XX века, отошедших от традиций внешнего подобия.

Основой чертой методологии модернизма в различных течениях искусства является метафорическое построение образа по принципу ответвленной ассоциативности, свободного соответствия выразительности формы характеру запечатлеваемых настроений.

По отношению к поэзии модернизм воплотился «в систему относительно самостоятельных художественных направлений и течений, характеризующихся ощущением дисгармонии мира, разрывом с традициями реализма, бунтарско-эпатирующим восприятием, преобладанием мотива утраты связи с реальностью, одиночества и иллюзорной свободы художника, замкнуто в пространстве своих фантазий, воспоминаний и субъективных ассоциаций» (Эстетика. Словарь. – М., 1989. С. 210-211).

Русский модернизм был представлен разными литературными течениями: символизмом, акмеизмом, футуризмом. Некоторые художники слова, организованно не связанные с этими объединениями, внутренне тяготели к опыту одного из них (М. Волошин, И. Анненский и др.).

В острой полемике эти течения сменяли друг друга. Тем не менее, это движение опиралось на общую основу. В деятельности любого творческого союза так или иначе казалось стремление к предвосхищению идеальной культуры или даже к духовной перестройке мира (что было чуждо реализму).

Позже мы обратимся к каждому течению в отдельности и составим таблицу, чтобы можно было сравнить их между собой. (Перерисовать таблицу в тетрадь).

Направление, манифесты Основные эстетические принципы, основные черты Представители

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s50692t7.html

Кто придумал термин «серебряный век»

Кто первым начал говорить про «серебряный век», почему современникам этот термин был так противен и когда он окончательно стал общим местом — Arzamas пересказывает ключевые положения работы Омри Ронена «Серебряный век как умысел и вымысел»

Подготовил Михаил Трунин

Применяемое к рубежу XIX–XX столетий понятие «серебряный век» — одно из основополагающих для описания истории русской культуры.

 Сегодня ни у кого не может возникнуть сомнений в положительной (можно даже сказать «благородной», как само серебро) окраске этого словосочетания — противопоставленного, кстати, таким «упадническим» характеристикам того же исторического периода в западной культуре, как fin de siècle («конец века») или «конец прекрасной эпохи».

Количество книг, статей, антологий и хрестоматий, где «серебряный век» фигурирует в качестве устоявшегося определения, просто не поддается подсчету. Тем не менее и появление словосочетания, и то, какое значение в него вкладывали современники, составляет даже не проблему, а целую детективную историю.

Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе. Картина Ильи Репина. 1911 год © Wikimedia Commons

Каждому времени — свой металл

Начать стоит издалека, а именно с двух значимых примеров, когда эпохе приписываются свойства металлов. И здесь стоит назвать античных классиков (прежде всего Гесиода и Овидия), с одной стороны, и друга и соредактора Пушкина по «Современнику» Петра Александровича Плетнева, с другой.

Первые представляли себе историю человечества как смену различных людских родов (у Гесиода, например, — золотого, серебряного, медного, героического и железного; Овидий впоследствии откажется от века героев и предпочтет классификацию только «по металлам»), поочередно создававшихся богами и со временем исчезавших с лица земли.

Критику Петру Александровичу Плетневу принадлежит первое именование эпохи Жуковского, Батюшкова, Пушкина и Баратынского «золотым веком» русской поэзии.

Определение было быстро воспринято современниками и уже к середине XIX века стало общим местом.

В этом смысле именование следующего большого всплеска поэтической (и не только) культуры веком «серебряным» есть не что иное, как уничижение: серебро — металл куда менее благородный, чем золото.

Так становится понятным, почему ученым-гуманитариям, вышедшим из культурного котла рубежа столетий, словосочетание «серебряный век» глубоко претило.

Таковыми были критик и переводчик Глеб Петрович Струве (1898–1985), лингвист Роман Осипович Якобсон (1896–1982) и историк литературы Николай Иванович Харджиев (1903–1996).

 Все трое говорили о «серебряном веке» со значительным раздражением, прямо называя такое наименование ошибочным и неправильным.

Беседы со Струве и лекции Якобсона в Гарварде вдохновили Омри Ронена (1937–2012) на исследование, где в увлекательной (почти детективной) форме рассматриваются источники и причины роста популярности термина «серебряный век». Настоящая заметка претендует лишь на то, чтобы быть популярным пересказом работы замечательного ученого-эрудита «Серебряный век как умысел и вымысел».

Бердяев и ошибка мемуариста

Дмитрий Петрович Святополк-Мирский (1890–1939), один из влиятельных критиков русского зарубежья и автор одной из лучших «Историй русской литературы», окружающее его культурное изобилие предпочитал именовать «вторым золотым веком».

Веком же «серебряным», в соответствии с иерархией драгоценных металлов, Мирский называл эпоху Фета, Некрасова и Алексея Толстого, и здесь он совпадал с философами Владимиром Соловьевым и Василием Розановым, отводившими для «серебряного века» период приблизительно с 1841 по 1881 годы.

Николай Бердяев © Wikimedia Commons

Еще важнее указать на то, что Николай Александрович Бердяев (1874–1948), которому традиционно приписывается авторство термина «серебряный век» применительно к рубежу XIX–XX веков, на самом деле представлял себе культурное развитие примерно так же, как его коллеги по философскому цеху. Пушкинскую эпоху Бердяев по устоявшейся традиции именовал золотым веком, а начало ХХ столетия с его мощным творческим подъемом — русским культурным (но отнюдь не религиозным) ренессансом. Характерно, что словосочетание «серебряный век» не встречается ни в одном бердяевском тексте. В приписывании же Бердяеву сомнительной славы первооткрывателя термина виноваты несколько строк из мемуаров поэта и критика Сергея Маковского «На Парнасе Серебряного века», опубликованных в 1962 году:

Загадочный Глеб Марев и появление термина 

Первым же литератором, творившим на рубеже столетий и объявившим собственную эпоху «серебряным веком», был загадочный Глеб Марев (о нем неизвестно почти ничего, поэтому не исключено, что имя было псевдонимом).

В 1913 году под его именем вышла брошюра «Вседурь. Рукавица современью», в состав которой был включен манифест «Конечного Века Поези».

Именно там содержится формулировка металлургических метаморфоз русской литературы: «Пушкин — золото; символизм — серебро; современье — тускломедная Вседурь».

Р. В. Иванов-Разумник с детьми: сыном Львом и дочерью Ириной. 1910-е годы © Российская национальная библиотека

Если принять во внимание вполне вероятный пародийный характер сочинения Марева, становится понятным контекст, в котором первоначально словосочетание «серебряный век» употреблялось для описания современной для литераторов эпохи.

Именно в полемическом ключе выступал философ и публицист Разумник Васильевич Иванов-Разумник (1878–1946), в статье 1925 года «Взгляд и нечто» ядовито издеваясь (под грибоедовским псевдонимом Ипполит Удушьев) над Замятиным, «Серапионовыми братьями»  — объединение молодых прозаиков, поэтов и критиков, возникшее в Петрограде 1 февраля 1921 года.

Членами объединения были Лев Лунц, Илья Груздев, Михаил Зощенко, Вениамин Каверин, Николай Никитин, Михаил Слонимский, Елизавета Полонская, Константин Федин, Николай Тихонов, Всеволод Иванов. , акмеистами и даже формалистами.

Второй период русского модернизма, расцвет которого пришелся на 1920-е годы, Иванов-Разумник презрительно окрестил «серебряным веком», предрекая дальнейший закат русской культуры: 

Четырьмя годами позже, в 1929-м, поэт и критик Владимир Пяст (Владимир Алексеевич Пестовский, 1886–1940) в предисловии к своим воспоминаниям «Встречи» заговорил о «серебряном веке» современной ему поэзии всерьез (не исключено, что он делал это в порядке спора с Ивановым-Разумником) — хотя весьма ненастойчиво и осмотрительно:

«Золотой» и «серебряный» века Пяст находил и в классической русской литературе — на современную же ему культуру он пытался спроецировать ту же двухступенчатую схему, говоря о разных поколениях литераторов.

Серебряный век становится больше

Журнал «Числа» © imwerden.de

Расширение объема понятия «серебряный век» принадлежит критикам русской эмиграции. Первым распространил термин, применив к описанию всей предрево­люци­онной эпохи модернизма в России, Николай Авдеевич Оцуп (1894–1958).

Изначально он лишь повторил известные мысли Пяста в статье 1933 года, озаглавленной «Серебряный век русской поэзии» и опубликованной в популярном парижском эмигрантском журнале «Числа».

Оцуп, никак не упоминая Пяста, фактически позаимствовал у последнего идею двух веков русского модернизма, однако выкинул из XX столетия «золотой век». Вот харак­терный пример рассуждений Оцупа:

Именно эта компилятивная статья ввела выражение «серебряный век» в лексикон русской литературной эмиграции.

Одним из первых указанное словосочетание подхватил известный парижский критик Владимир Васильевич Вейдле (1895–1979), писавший в опубликованной в 1937 году статье «Три России»:

Участники студии «Звучащая раковина». Фотография Моисея Наппельбаума. 1921 годСлева — Фредерика и Ида Наппельбаум, в центре — Николай Гумилев, справа — Вера Лурье и Константин Вагинов, внизу — Георгий Иванов и Ирина Одоевцева. © Литературный Крым / vk.

com

Тут новый термин для эпохи как раз начинает применяться уже как нечто очевидное, хотя это и не означает, что именно с 1937 года идея «серебряного века» уже стала всеобщим достоянием: болезненно ревнивый Оцуп в переработанный вариант своей статьи, увидевшей свет уже после смерти критика, специально добавил слова о том, что именно ему первому принадлежит наименование «для характеристики модернистской русской литературы». И здесь появляется резонный вопрос: а что же сами «фигуранты» эпохи «серебряного века» думали о себе? Как же определяли себя сами поэты, эту эпоху представлявшие? Например, Осип Мандельштам к эпохе русского модернизма применял известный термин «Sturm und Drang» («Буря и натиск»).

Словосочетание «серебряный век» в применении к началу XX столетия встречается только у двух крупных поэтов (а точнее, поэтесс).

В статье Марины Цветаевой «Черт», напечатанной в 1935 году в ведущем парижском эмигрантском журнале «Современные записки», при публикации были изъяты следующие строки (впоследствии они были восстановлены исследователями): «Не надо бы — при детях, либо, тогда уж, не надо бы нам, детям серебряного времени, про тридцать сребреников».

Из этого пассажа следует, что Цветаева, во-первых, была знакома с наименованием «серебряный век»; во-вторых, воспринимала его с достаточной долей иронии (не исключено, что эти слова были реакцией на приведенные выше рассуждения Оцупа 1933 года). Наконец, пожалуй, наиболее известны строки из «Поэмы без героя» Анны Ахматовой:

На Галерной темнела арка, В Летнем тонко пела флюгарка, И серебряный месяц ярко

Над серебряным веком стыл.

Понимание этих строк невозможно без обращения к более широкому контексту творчества поэта, однако не приходится сомневаться, что «серебряный век» у Ахматовой — не определение эпохи, а расхожая цитата, несущая собственную функцию в художественном тексте. Для автора «Поэмы без героя», посвященной подведению итогов, наименование «серебряный век» — не характеристика эпохи, а одно из ее наименований (явно не бесспорных), данных литературными критиками и другими культурными деятелями.

Тем не менее обсуждаемое словосочетание довольно быстро утратило свой первоначальный смысл и стало употребляться как классификационный термин. Михаил Леонович Гаспаров писал в предисловии к поэтической антологии рубежа веков: «Поэтика „серебряного века“, о которой идет речь, — это прежде всего поэтика русского модернизма.

Так принято называть три поэтических направления, объявивших о своем существовании между 1890 и 1917 годами…» Так определение быстро закрепилось и было принято на веру и читателями, и исследователями (не исключено, что за неимением лучшего) и распростра­ни­лось на живопись, скульптуру, архитектуру и прочие области культуры.

  

Источник: https://arzamas.academy/materials/601

Ссылка на основную публикацию